Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Какие должны быть стюардессы

НАДЕЖДА КУРЧЕНКО: ОСТАНОВИТЬ УБИЙЦ








Предлагаем вниманию читателей материал Валерия Каджая о подвиге и гибели стюардессы Сухумского авиаотряда Надежды Курченко, публикация которого на страницах “Известий” стала поводом для изгнания молодого журналиста из “Труда”.
Напомним: 15 октября самолет АН-24 совершал регулярный рейс из Батуми в Сухуми. На его борту находились 46 пассажиров и 5 членов экипажа. Через 10 минут после взлета двое, угрожая оружием, попытались проникнуть в пилотскую кабину. Путь им преградила бортпроводница, Надежда Курченко. Один из преступников убил ее выстрелом в упор. Затем бандиты ворвались в кабину и под угрозой оружия вынудили летчиков изменить курс самолета. Во время схватки с бандитами был ранен командир самолета и тяжело ранен штурман.
29 декабря нынешнего года Надежде Курченко исполнилось бы 60 лет.

Едва самолет взлетел над Батуми и стал набирать высоту, один из пассажиров поднялся со своего места и, протянув бортпроводнице Наде Курченко конверт, сказал: “Передайте это командиру”.
Надя взяла конверт и скрылась в отсеке бортпроводников. Мужчина ринулся следом… О том, что произошло дальше, рассказал второй пилот Сулико Шавидзе.
- Надя влетела в пилотскую кабину, крикнула: “Нападение”, - и стала закрывать дверь. Прозвучал выстрел. Надя упала, а в кабину ворвался мужчина лет пятидесяти. Он держал в руках обрез и кричал: “Турция, Турция!..”. Командир корабля Георгий Чахракия бросил самолет в крутой вираж…
Рассказ второго пилота дополнила пассажир Тамара Скоржевская, ревизор московского Парка культуры и отдыха имени Горького, возвращавшаяся домой с отдыха.
- Вслед за мужчиной, который бросился за стюардессой, с переднего места поднялся молодой человек лет двадцати и, достав из-под плаща обрез, закричал: “Не вставать! Иначе взорвем самолет”, - и он показал на гранаты, подвешенные к поясу. Бандит также скрылся в отсеке бортпроводников, захлопнув за собой дверцу. Все произошло очень быстро. Люди не сразу поняли, в чем дело. Оправившись от минутного замешательства, со своего места вскочили пассажиры Аслан Кайтанба (продавец одного из батумских магазинов) и Галина Кирьяк (кассир кишиневской железнодорожной станции). Они подбежали к двери салона и попытались ее отворить. В эту минуту раздался выстрел, и пуля, пробив дверь и задев Аслана, пролетела над головами пассажиров. А затем самолет куда-то провалился, потом завалился на один бок, потом на другой, снова провалился и так несколько раз. Это были страшные минуты…
- Когда Чахракия стал бросать самолет из стороны в сторону, - продолжает второй пилот С.Шавидзе, - бандит выстрелил в командира. Тяжело раненный, Георгий Чахракия потерял сознание. У бандита была очень выгодная позиция. Он стоял за нашими спинами и контролировал каждое наше движение. Чуть что – открывал огонь. Когда штурман Валерий Фадеев попытался было повернуться, он выстрелил в него. Любой выстрел мог не только ранить или убить кого-либо из нас, но вывести из строя самолет. А в салоне находилось 46 пассажиров. Дети, женщины… За их жизнь мы отвечали в первую очередь.
Оказавшись перед дилеммой: или погубить самолет с пассажирами, или подчиниться бандиту, летчики были вынуждены принять второе решение.
АН-24 совершил посадку в турецком аэропорту Трабзон. Полиция немедленно увезла бандитов, санитарная машина – раненых летчиков. Вместе с летчиками уехала пассажир Левина, врач. Она оказала раненым первую помощь, а в больнице, когда Георгию Чахракия потребовалось сделать переливание крови, отдала свою: их кровь оказалась одной группы.
Пассажиры нашего самолета потребовали немедленной отправки на родину. На следующий день все возвратились в Батуми. Только штурман Валерий Фадеев, состояние которого очень серьезно – ему сделали операцию, и Оганез Бабаян продолжают находиться в трабзонской больнице.
Стюардесса Надежда Курченко, как установило вскрытие, была убита наповал выстрелом в сердце. Ей еще не было и двадцати лет.
Перед самым вылетом из Сухуми, в день гибели, Надя поделилась с подругами счастливой новостью: накануне она получила письмо от жениха. Он писал, что приедет в Сухуми на ноябрьские праздники, они поженятся и он увезет ее к себе в Ленинград. Письмо это лежит сейчас на столе в комнате Нади.
- Мы жили с ней вместе, в одной комнате, - рассказывает, плача, Дуся Минина. – Она всегда была приветливая, добрая. Готова была поделиться последним. Мечтала стать учительницей, готовилась поступать в педагогический институт.
- Какая она была жизнерадостная, - рассказывает Лариса Каландия. – Отлично пела, любила стихи и часто читала их на вечерах. Хорошо играла в волейбол, входила в сборную грузинского управления "Аэрофлота".
- Надя была смелой девушкой, - говорит инспектор отдела кадров Сухумского авиаподразделения Полина Терещенко. – В апреле прошлого года ее наградили именными часами. У самолета, на котором она летела, загорелся правый двигатель, дым проник в салон. Надя не растерялась, все время была с пассажирами, успокаивала их, ничем не выдавая тревоги. Благодаря ее самообладанию не произошло паники. Все закончилось благополучно. Потом пассажиры написали коллективную благодарность.
- В этом году мы вторично избрали ее в комсомольский комитет авиаподразделения, - добавляет старшая бортпроводница Людмила Абросимова.
Перед нами встает образ нашей молодой современницы. Она прожила очень короткую жизнь, и она вовсе не готовилась к подвигу. Но когда пробил час испытания, Надя, не задумываясь, преградила путь врагу.
…Люди стойко держались перед лицом опасности на борту самолета. Маленькое пространство и большой экзамен. Никто не дрогнул.
Бандиты, убившие Надю, искали убежища за границей, не забыв прихватить чемодан, в котором, по сообщениям зарубежных агентств, находилось золото и шесть с половиной тысяч долларов.
В этих же сообщениях отмечено, что это первый угон советского самолета. Но, заметим, не первая попытка. Читатели “Известий” помнят, как четыре года назад из того же Батуми пытались угнать самолет трое вооруженных бандитов. Летчики В.Шленов, В.Томашвили и пассажир – курсант Батумского мореходного училища А.Кутателадзе бесстрашно вступили в единоборство с бандитами и сумели обезоружить их. Кутателадзе был тогда ранен.
И стюардесса Надя Курченко в ответственную минуту поступила так же, как до нее в подобной ситуации поступали другие.
Подруги рассказывали, что Надя часто читала Маяковского. Знала она, конечно, и стихи о Нетте. И те строки, которыми оно заканчивается:
Мне бы жить и жить,
Сквозь годы мчась.
Но в конце хочу –
Других желаний нету –
встретить я хочу
мой смертный час
так,
как встретил смерть
товарищ Нетте.
Товарищ Теодор Нетте, дипкурьер двадцатых годов. Александр Матросов, солдат Великой Отечественной. Надежда Курченко, стюардесса наших дней. Проходят годы, меняются люди, но остается неизменным одно: наш несгибаемый характер.
Валерий КАДЖАЯ.
“Известия”,
17 октября 1970 года.